Войны могло не быть? (Часть 1)

Польское «нет» Гитлеру лежало в основании антигитлеровской коалиции .

- Господин профессор, начнем с самого общего вопроса: был ли сентябрь 1939 г. неизбежностью?

Вопрос краткий, но принципиальный. Иными словами, была ли реальная альтернатива – ведь мы говорим о реалиях, а не гипотезах – тому, что происходило до сентября и в сентябре 1939 г.? И что предвидело множество наблюдателей политической жизни не только в Европе, но и в мире. У них были разные подходы, но общим знаменателем была крепнущая убежденность в том, что война уже на пороге. Так что теоретически такая альтернатива была, но она оказалась совершенно нереальной. Ведь если бы весной 1939 г. осуществилась идея конференции с участием Великобритании, Франции, Советского Союза, Польши, Румынии и Турции, и если бы результатом этой конференции был некий четко выраженный политический, если не военно-политический, блок, то, возможно, Гитлер бы заколебался. Но эта идея умерла, не успев стать предметом серьезных размышлений. Решающую роль здесь сыграли расхождения во взглядах и интересах, пожалуй, большинства – а, может быть, и всех – этих государств.

- Кроме того, неизвестно, могло ли создание такого блока помешать Гитлеру напасть на Польшу.

Именно, но конференция могла стать попыткой сдерживания Гитлера перед тем, что он замышлял уже не один месяц. О ней думали политики и дипломаты, особенно те, которые хотели избежать войны практически любой ценой – в том числе, ценой уступок Третьему рейху, путем проведения appeasement policy [политики умиротворения – прим. пер.], как ее называли англичане. Для них высшей целью было сохранение мира, между тем, в 1939 г. – после агрессивных шагов Гитлера – на первый план вышел поиск эффективных средств уже не только политического, но и военного противодействия гитлеровскому Рейху. Ведь аншлюс Австрии, Мюнхен и раздел Чехословакии не сулили мира.

БЫЛА ЛИ ВОЙНА НЕИЗБЕЖНОЙ

- Итак, война была неизбежна.

Если внимательно взглянуть на первую четверть ХХ века, то нужно напомнить одну вещь: казалось, что плоды Великой войны 1914-1918 гг. (тогда ведь никто не называл ее первой, она лишь позже получила порядковый номер) — создание Лиги наций, пакт Лиги Наций — будут эффективным инструментом защиты Европы от нового, большого конфликта. В Великой войне в той или иной мере приняли участие 33 государства и 70 миллионов солдат; число ее жертв составило 20 миллионов. В послевоенные годы было много политиков, которые считали, что после такого катаклизма, чудовищного кровопролития в Европе Германии не хватит ни сил, ни мужества начать новую войну. Между тем очень скоро, после заключения в 1922 г. советско-германского договора в Рапалло, ситуация изменилась. Уже тогда версальскую систему немного пошатнули, подвергли некой конфронтации, деструкции. Три года спустя в Лондоне был подписан Локарнский договор, гарантировавший нерушимость границы Франции и Бельгии, но он уже не относился к восточной границе Германии, то есть с Польшей. Разумеется, это было успехом Германии, еще не гитлеровской, еще демократической, еще Веймарской республики. Кстати, в том же 1925 году Сталин впервые, в одной из речей, тогда засекреченных, говорил: Новая большая империалистическая война (так он ее называл) неизбежна. Как поведет себя Советский Союз? – Сталин предрекал, что он не будет бежать впереди паровоза, а подождет развития событий. И вступит в войну последним, но с решающим голосом.

- Потом он повторил это в 1938 г.

Да, но я хочу подчеркнуть, что он говорил это уже в 1925 г., когда казалось, что версальская система гарантирует мир. Предсказание Сталина опровергает мнение о его глупости – совсем наоборот, оно свидетельствует о способности предвидеть будущие события.

- В Польше тоже было достаточно политиков, которые сомневались в том, что версальский договор создал прочный фундамент мира.

Одним из первых, но самым значительным, был Винценты Витос.

- Поворотным моментом в истории Европы (Азию пока оставим в стороне) был приход Гитлера к власти.

Самым, что ни на есть мирным образом, абсолютно демократично он пришел к власти. Он действительно очень быстро менял политическую систему послевоенной Германии, но делалось это для того, чтобы воссоздать: а) единство немцев, b) экономику Германии, c) ее потенциал, позволяющий вести активную внешнюю политику. Под активной он первоначально понимал (по крайней мере, так Гитлер объяснял это Европе и своим согражданам) объединение под одной крышей всех немцев, живущих в Европе, что означало, прежде всего, присоединение Австрии и чешских Судет. Тогда в Чехословакии жило более 3 млн. немцев.

- Но в стратегических для Чехословакии местах.

Вы правы, исключительно стратегических. Потеряв эти территории, Чехословакия уже не была тем государством, которым она была до 29 сентября 1938 г., то есть, до Мюнхена, и ее было легко захватить.

РЕВАНШ ЗА ВЕЛИКУЮ ВОЙНУ

- Господин профессор, зная декларации Гитлера, принципы немецкой политики, трудно было испытывать иллюзии по поводу того, что мир будет долгим.

- Ну разумеется. Как я уже упоминал, Рапалло и Локарно поколебали версальскую систему, которая с самого начала подвергалась различным изменениям. Если хронология событий в 1914-1939 гг. нам известна, то возможностей интерпретации существует великое множество. Напомню, что в 1960-е годы вышла книга знаменитого английского историка Алана Тэйлора (A.J.P. Taylor), посвященная предпосылкам Второй мировой войны. В ней он утверждал, что на самом деле 1918 г. означал только начало короткого перерыва в войне, начатой в 1914 г. 1939 г. он считал окончанием этого перерыва и продолжением того, что началось с покушения в Сараево. 1939 г., по мнению Тэйлора, давал Германии возможность достичь того, что не удалось реализовать в 1914 г.

- Мы все время говорим о Европе, но когда на Старом континенте еще царил мир, в Азии шла война.

- Поэтому многие историки и политологи по сей день считают, что, по сути дела, нужно говорить об Азии и Японии и там искать истоки Второй мировой войны. Некоторые исследователи видят первый акт Второй мировой войны в 1931 г., в начале оккупации китайской Маньчжурии, превращенной в 1932 г. в государство под название Маньчжоу-Го, которое впоследствии получило статус марионеточной империи. Другие авторы считают началом Второй мировой 1937 год, летом которого японские войска вступили в Пекин. Это была уже не какая-то Маньчжурия, это был Пекин. Правда, тогда он не был столицей Китая, но стал его символом.

- Многие американцы считают началом Второй мировой войны нападение японцев на Перл-Харбор, а многие россияне – нападение Германии на СССР в 1941 г.

Есть такие оценки, но огромное большинство историков во главе с европейскими не сомневается в том, что Вторая мировая война началась в сентябре 1939 г. Хотя и здесь есть разные оценки. Первого ли сентября, когда Германия напала на Польшу, или третьего, когда Великобритания и Франция, отбросив appeasement policy, объявили войну Германии, если та не выведет вермахт с территорий, занятых в Польше на 3 сентября? Такие интерпретации можно отвергать, корректировать, можно с ними полемизировать и т.д., но ведущие западноевропейские и американские историки все чаще выражают убежденность в том, что война началась в Польше, 1 сентября 1939 г. Однако так или иначе, независимо от того, будут ли историки спорить о том, когда точно началась Вторая война и где (в Азии или в Европе), нужно сказать – возвращаясь к принципиальному вопросу, была ли война неизбежной, — что единственным реальным, но, как оказалось, виртуальным, пользуясь сегодняшним языком, шансом остановить немецкий марш на Польшу, а потом на Францию, был бы военно-политический альянс упомянутых мною шести государств. Однако они не были однозначно настроены на то, чтобы достичь договоренности, чтобы после аншлюса, Судет, прервать мирную фазу гитлеровских завоеваний и дать ему вооруженный отпор. Первой это сделала Польша, и это был единственный реальный, доказавший в будущем свою эффективность шаг на поле международной политики в то время.

Источник http://ruvr.ru/main.php?&q=133339&cid=488&p=04.10.2009   


Rambler's Top100 скрипт статистика посещения счетчик посещаемости
Администрация: alex@staffharb.ru